laura_corolla: (thinking)
Благодаря [profile] goldi_proudfeet вспомнила о замечательном сонете Шекспира №98, апрельском (который послужил прототипом названия одной из книг Агаты Кристи). Одно из тех стихотворных  произведений, которое хочется проговаривать вслух снова и снова. И одно из тех стихотворений, которые вдруг оказываются как нельзя кстати.

From you have I been absent in the spring,
When proud-pied April, dressed in all his trim,
Hath put a spirit of youth in everything,
That heavy Saturn laughed and leaped with him,

Yet nor the lays of birds, nor the sweet smell
Of different flowers in odor and in hue,
Could make me any summer's story tell,
Or from their proud lap pluck them where they grew.

Nor did I wonder at the lily's white,
Nor praise the deep vermilion in the rose;
They were but sweet, but figures of delight,
Drawn after you, you pattern of all those.

Yet seemed it winter still, and, you away,
As with your shadow I with these did play.

И перевод С. Маршака:

P.S. Апрель - время грусти и обострения той самой проклятой вечной тоски, необъяснимой? Не хотелось бы так думать, но почему-то получается, что да, и не только в стихах. Но не будем о грустном!

laura_corolla: (thinking)
Хочется написать про волшебный весенний лес... о нежных первоцветах-триллиумах, меняющих с возрастом цвет лепестков и еще о том, как люпины начинают расцветать на берегу океана, а вода по-прежнему студеная-студеная. Но силы куда-то улетучились, а мысли не облекаются в слова. Поэтому рассказ придется отложить, а вечер, которого осталось совсем немного, посвятить спокойствию, планированию следующей недели и отдыху тоже.

For winter's rains and ruins are over,
And all the season of snows and sins;
The days dividing lover and lover,
The light that loses, the night that wins;
And time remembered is grief forgotten,
And frosts are slain and flowers begotten,
And in green underwood and cover
Blossom by blossom the spring begins.
                    (Algernon Charles Swinburne  (1837–1909))

весна!

Mar. 4th, 2008 09:14 pm
laura_corolla: (laura)

***
О, высок, весна, высок твой синий терем,
Твой душистый клевер полевой.
О, далек твой путь за звездами на север,
Снежный ветер, белый веер твой.

Вьется голубок. Надежда улетает.
Катится клубок... О, как земля мала.
О, глубок твой снег, и никогда не тает.
Слишком мало на земле тепла.
            (Георгий Иванов)

У нас уже началась весна - с магнолиевых аккордов и нежных облаков мимозы (Алиса, я теперь по-настоящему поняла то великолепие ее цветения, о котором ты писала раньше! Наверное, ее сюда из Австралии и привезли, как и эвкалипты). Грустно только одно - ее стремительный и шумный бег, не успеем оглянуться, как настанет лето. Время все словно ускоряется.
laura_corolla: (lotos)
Вспомнилось сегодня небольшое стихотворение, когда-то оно встретилось мне в книге В. Пикуля "Три возраста Окини-сан" (Окини-сан напевала эту песню):

У любимого дома - бамбук и сосна.
Это значит - у нас новый год.
Нам все это знакомо,
Как и снег у окна.
Но глаза мои плачут,
Зато сердце поет.
Ах, никак не пойму,
Как возникла беда
В этом слове моем -
 
никому,
никогда...

Оказывается, есть такая популярная песенка в Японии, но ее текст, приведенный, например, Н. Федоренко в "Японских записях", несколько другой:

 У любимого дома
 Бамбук и сосна.
 Это значит,
 Пришел Новый год.
 Год за годом
 Идет в бесконечной череде.
 Славу жизни поем
 И встречаем опять Новый год.

Но все равно, зимнее, особое настроение у этих строк. 

Мое настроение пока предпраздничным не назовешь, но думаю, только закончатся хлопоты, приближение праздников возьмет свое. А пока - несколько картин в тон стихотворению:

Hasui Kawase (1883-1957)

+2 )

laura_corolla: (popelka)

Осенью просыпается какая-то странная тоска - наше вечное человеческое одиночество. Сколько бы ни было друзей, любимых, близких, каждый из нас - целый мир, сам по себе, и ближе всех на свете - человек внутри тебя, вечный ребенок твоей души.

* * *

Уезжай, уезжай, уезжай,
так немного себе остаётся,
в тёплой чашке смертей помешай
эту горечь и голод, и солнце.
 
Что с ней станет, с любовью к тебе,
ничего, всё дольёшь, не устанешь,
ничего не оставишь судьбе,
слишком хочется пить в Казахстане.
 
Так далёко, как хватит ума
не понять, так хотя бы запомнить,
уезжай за слова, за дома,
за великие спины знакомых.
 
В первый раз, в этот раз, в сотый раз
сожалея о будущем, реже
понимая, что каждый из нас
остаётся на свете всё тем же
 
человеком, который привык,
поездами себя побеждая,
по земле разноситься, как крик,
навсегда в темноте пропадая.

(И. Бродский)

laura_corolla: (lotos)
 

Этот пост – об одном из образцов викторианской живописи, картине художника Уильяма Эгли (1826-1916) «Говорящий дуб» (1857), созданной по мотивам одноименной поэмы Теннисона. Поэма написана в форме разговора молодого человека по имени Уолтер, влюбленного в девушку Оливию, и говорящего дуба. Уолтер изливает дереву душу, а оно, в свою очередь, рассказывает юноше об Оливии – как она приходила, обнимала дерево, пела, с грустью и слезами читала слова – свое имя, выцарапанное Уолтером на стволе (именно этот момент и запечатлен на полотне – на выставке в 1857 году картину сопровождала цитата из поэмы“But tell me, did she read the name I carved with many vows?). Дерево тоже испытывает к девушке своеобразные нежные чувства – дуб восхищен ее красотой, пытается защитить и приласкать ее сенью своих ветвей, дарит лучший желудь (который Оливия, впрочем, отбрасывает, огорчив этим своего древесного поклонника). Юноша восхваляет дерево, обещает уберечь его от топора и предложить любимой руку и сердце под этим дубом. 

О «Говорящем дубе» часто говорят наряду с творениями прерафаэлитов, и, несомненно, картина написана под влиянием знаменитого течения. Однако пока нет точных доказательств, что Эгли непосредственно принадлежал к кругу братства. Картина находится ныне в
Detroit Institute of Arts в штате Мичиган, США, я ее впервые здесь и увидела.
 

кросспост в [profile] ru_victiorian и в [profile] preraphaelites[profile]
laura_corolla: (Default)

Я очень люблю вот это стихотворение Хопкинса о весне - вывешивала его год назад, но повторюсь, уж очень под настроение

Nothing is so beautiful as Spring— 
   When weeds, in wheels, shoot long and lovely and lush; 
   Thrush’s eggs look little low heavens, and thrush 
Through the echoing timber does so rinse and wring 
The ear, it strikes like lightnings to hear him sing; 
   The glassy peartree leaves and blooms, they brush 
   The descending blue; that blue is all in a rush 
With richness; the racing lambs too have fair their fling.   

What is all this juice and all this joy?

   A strain of the earth’s sweet being in the beginning

In Eden garden.—Have, get, before it cloy,

 

    Before it cloud, Christ, lord, and sour with sinning,

Innocent mind and Mayday in girl and boy,

   Most, O maid’s child, thy choice and worthy the winning.

Сегодня совершенно случайно наткнулась на вариант перевода. Очень близок к тексту, пытается повторить размер максимально, но....... не знаю, нужно подумать

Скажу лишь одно пока что.  У дроздов яйца ярко-голубого цвета, думаю поэт именно это имел в виду, сравнивая их с небесами.

laura_corolla: (lotos)

Не знаю, бывало ли у вас такое в детстве, когда что-то казалось очень загадочным и непонятным, совершенно неподвластным пониманию и потому немного пугающим? По мере взросления обычно такие ассоциации переосмысливаются, и многое становится на свои места. Но не все. Для меня одной из таких недопонятых с детства загадок является стихотворение А.Н. Толстого (того самого, который написал «Золотой Ключик или Приключения Буратино») – оно было напечатано в одном томе со сказками писателя в собрании сочинений:

 

тот самый стих )

 

Стих несколько необычен, и я до сих пор думаю – это сказка, или, может, сон, хотел ли поэт что-то этим сказать особенное (кроме интересных мыслей о быстротечности жизни и пр.). И каждый раз, когда вспоминаю этот стих, в голову приходят все новые возможные объяснения, но ни одно не кажется убедительным…

laura_corolla: (Default)
Spring

(Gerard Manley Hopkins)

Nothing is so beautiful as Spring—
   When weeds, in wheels, shoot long and lovely and lush;
   Thrush’s eggs look little low heavens, and thrush
Through the echoing timber does so rinse and wring
The ear, it strikes like lightnings to hear him sing;
   The glassy peartree leaves and blooms, they brush
   The descending blue; that blue is all in a rush
With richness; the racing lambs too have fair their fling.

 

What is all this juice and all this joy?
   A strain of the earth’s sweet being in the beginning
In Eden garden.—Have, get, before it cloy,

 

   Before it cloud, Christ, lord, and sour with sinning,
Innocent mind and Mayday in girl and boy,
   Most, O maid’s child, thy choice and worthy the winning.

Page generated Aug. 19th, 2017 05:37 am
Powered by Dreamwidth Studios